Статьи: Эксклюзив

Making Of "Gloria! Conquista!"

Gloria! Conquista! ДНЕВНИКИ РОРШАХА. МЕКСИКА-ТУДА И ОБРАТНО. БОЙНЯ – ВНИЗ ПО ПИРАМИДЕ ИДУЩЕЙ ВВЕРХ. ПОЛНАЯ ИСТОРИЯ СОЗДАНИЯ КАРТИНЫ.

«…Этим вечером в Нью-Йорке погиб Комедиант..»

Дневник Роршаха. 12 октября 1985. 
Собачьи туши в переулке поутру, след шины на разорванном брюхе. 
Этот город боится меня, я видел его истинное лицо: улицы – продолжение сточных канав, а канавы заполнены кровью. И когда стоки будут окончательно забиты, вся эта мразь начнет тонуть. Когда скопившаяся грязь похоти и убийств вспенится им до пояса, все шлюхи и политиканы посмотрят наверх и возопят: "СПАСИ НАС!", а я прошепчу: "НЕТ!..." 
Теперь весь мир стоит на краю, глядя вниз в чёртово пекло, все эти либералы, интеллектуалы, сладкоголосые болтуны, и от чего-то вдруг никто не знает, что сказать. Подо мной этот ужасный город, он вопит, как скотобойня, полная умственно отсталых детей, а ночь воняет блудом и нечистой совестью. 

В тот день, во время просмотра фильма «Хранители» (2009г), ничего не ожидавший художник открыл для себя новый подход для вектора, рождающего картины. Долго он бился над проблемой координации идей, способных точно и ясно выразить мысли и эмоции на милых его сердцу многофигурках. До этого момента пазл складывался с трудом. Идеи разбегались, оседая заметками-полуфразами на клочках бумаги. Картина не собиралась. А мысль, нарисовать битву ацтеков, майя и конкистадоров, била в мозг довольно давно. Он пытался много раз, но мешало отсутствие должного мастерства, для воплощения всего задуманного, и мысль, снова и снова отправлялась пылиться на дальние полки сознания. До лучших времен. Но в тот день всё изменилось. СЮЖЕТ! НУЖЕН СЮЖЕТ! ОПИСАНИЕ!

Он бросился к блокноту…

« Небо розовеет. Оно готово окраситься в кровавые тона, глядя на ужасы творимые на земле. Дым, прокопченный жиром сожженных тел, уже греет и плавит облака над Теотиуаканом. Пирамиды Солнца и Луны дождались своих настоящих жертв. Та кровь, которую они ритуально пили веками, не насытила Богов. Но сейчас свершался Новый Жертвенный Ритуал. Сама жизнь взялась за исполнение! Разбойничья орда алчных бородатых «варваров» с крестами, вцепилась зубами в золото озверевших от жертвоприношений «дикарей». И уже нет возможности разомкнуть челюсти, нужно продвигаться к горлу. Волна, обезумевших от жажды крови и золота, столкнулась с волной страха и мести! Древняя цивилизация скатывается вниз, вздыбившись в столкновении цивилизации новой, стремящейся вверх. Бородатые «варвары», в котле бойни, уже не могут выбирать между «жёлтым металлом» и жизнью. Срывают золото с трупов не дожидаясь конца резни и находят в этом свою смерть. Одним нечего терять, вторым уже есть что! Камни пропитались кровью. Люди пропитались кровью. Души пропитались кровью. И нет уже ничего важнее чем умереть… Gloria! Conquista!»

Всё! Есть точка отсчета!

Нужно перевести дыхание…

Картина уже стала ясной и яркой. Закрыть глаза…

Он уже видел крутой скос пирамиды. Видел столкновение. С воплями, визгами, криками, стонами, лязгом стали, скрежетом стрел о кирасы! Он слышал дыхание «макуавитлей», с треском раскалывающих черепа! Вопли воинов, женщин, конкистадоров, миссионеров, жрецов… . И уже стало ясно, что полотно разделится на две части. А что если рубануть откосом пирамиды по диагонали ? Половина кроваво-темная, половина светло-алая… Интересно. Насытить темную сторону мясорубкой, страхом, смертью… а светлую сторону… конечно! Ведь небо «розовеет. Оно готово окраситься в кровавые тона». И тогда мы получаем красивые теплые рефлексы на силуэтах «театра теней» ! Дуальность цветовой гаммы! Две стороны чувств и эмоций. Теплое в холодном, а холодное в тёплом! Оценка обстоятельств по Роршаху! «Это не меня с вами, а ВАС СО МНОЙ заперли!!!» и… Кровавая Баня!
А композиция ? Давайте, давайте бейтесь! Шевелитесь! Везде мясорубка будет! На ступенях, на лестнице, везде. Всюду, куда можно забраться, шагнуть или упасть. Нужно набросать первую ключевую идею! Центр! Точка сборки!

Волна катится. Бросается вперед и вздыбливается на волнорезе, взрываясь вулканом брызг. Брызг… брызг крови? Красиво… но слишком декоративно. Для реалистичной динамики не подходит, это ж не «300» в конце концов. Там сработало.
Красивая кучка внизу получилась. Интересно, кто там может лежать и как?
Ну допустим…

Жаль у художника не сохранились блокноты с другими «натуральными» зарисовками. Наверное, подарил кому-то или пропали. Бывает. Главное всё остальное сохранилось.
Ну что ж. Можно выдохнуть. Пора побывать на месте событий. Подышать воздухом Мексики. Побывать на пирамидах. Посмотреть на всё. Прикоснуться к камням, которые хранят память о событиях. Ну и начинать собирать натурный материал.
Перелёт 10 часов. Это стоит того.

Чичен-Ица — политический и культурный центр майя на севере полуострова Юкатан в Мексике, священный город народа Ица. Расположен в 120 км к востоку от города Мерида на полуострове Юкатан. Пирамида Кукулькана – «Пернатого Змея». 9-ступенчатая пирамида высотой 24 метра с широкими лестницами на каждой из сторон.«Храм воинов» на 4-ступенчатой пирамиде. «Храм ягуаров».«Стадионов» для игры в мяч. Один из которых «Уэго де Пелота» — самая большая игровая площадка из всех созданных Майя. Длина поля составляет 135м. Священный природный колодец глубиной около 50м, который служил для жертвоприношений. Росписи на стенах, барельефы. Игуаны, которых там очень много, выползают на камни и греются на солнце. А высоко , точно над пирамидами, в небе зависли в воздухе орлы! Зрелище поразительное и магическое.

Везде, где только можно, художник облазил, обсмотрел и общупал. Было сделано множество фотографий. Фактура, ракурса, текстуры…

В который раз, со времен посещения Египетских пирамид и Сфинкса, художник убеждался, что ЖИВОЕ не идет ни в какое сравнение с видео-фото-интернетами. Такие впечатления хранятся очень долго. Между пирамидами ходили одетые в национальные костюмы майянцы, прямые потомки тех майя, которые создавали эту цивилизацию. Жаль только в «антураже» пирамид их не удалось поймать. Однако это компенсировалось дальнейшими событиями. Боги Пирамид приготовили художнику подарок. Неожиданный.
За пару дней до отъезда ему встретилась группа местных исторических реконструкторов. Они воссоздавали костюмы и исполняли ритуальные спектакли и танцы древних времен. Под народные инструменты и майянские гимны! Это буйство красок, перьев, шкур, оружия и других неизвестных мне приспособлений, запомнилось надолго. И конечно было скрупулёзно отснято на фотокамеру.

Пора возвращаться домой. Впечатления от поездки переполняли и требовали выплеска. И в скором времени началась работа. Конец года. За окнами снег. А в мастерской жаркое лето Мексики, пирамиды, куча сувениров, фотографий и предвкушение от кропотливой работы. Пусть страна пьёт шампанское и кушает оливье, а он хотел рисовать, рисовать и рисовать. Ибо держать это в себе было уже невыносимо.
Сбор дополнительного материала и недостающих референсов не заставил себя долго ждать.
Оружие конкистадоров…

Амуниция, кирасы, одежда и атрибуты…

Всё это показано в качестве примеров. Ибо весь собранный материал занял не одну папку. Всё было отсортировано по разделам. Художник любил дисциплину и порядок в организации рабочей среды.
После конкисты пришел черед майя и (да простят его вольность: Кукулькан, Кетцалькоатль и специалисты по истории Южной, Центральной и Северной Америки) немножко ацтеков. Для настроения. И в качестве усиления драматических нюансов в изображении.
Для начала конечно обращаемся к «историческим» изображениям...

Конечно, художник собирал и современные изображения, арты, фотографии. И конечно для них была отдельная папка. Но «исторические росписи» гораздо интересней. Музейные экспонаты тоже не забыты. Оружие и т.д.

Отдельная статья – мифология. Уж если надевать на себя эпоху, то уж одевать с корнями. А мифология художнику всегда была интересна. Куда ж без неё. Smile Текстов было достаточно. Иллюстраций тоже. Все «наделось» и пришлось впору! Исторический материал собран.

Пришла пора запастись рефами для Святых Рисовальных Дел!
Первое, с чего художник начинал, это скриншоты и фото из фильмов. В данном случае его интересовала динамика. Аки голодный лев, он набросился на фильм «Апокалипто» Мела Гибсона (Тот, кто решил перевести это как «Апокалипсис», будет гореть в Ацтекско-Майянском аду. «Apocalypto» - это греческий глагол, имеющий целый ряд значений: «показывать себя», «обнаруживать истину» и т.д.). Благо в этом фильме было достаточно прыгающих, бегающих и дерущихся тел! И тематика подходила. 

Вообще работа со скриншотами весьма полезна при работе над динамичными композициями любого формата. Хорошо если удачные фотографии попадаются, но это редкость. Гораздо продуктивней просматривать эпизоды покадрово и выдирать из них интересные, интригующие, необычные ракурса. Что бы впоследствии их изучить и использовать в качестве референса. Поскольку живого человека трудно заставить прыгнуть и зависнуть в воздухе.
Однако в поисках «натуры» не нужно зацикливаться на теме. Стоит поискать аналоги. Динамичные ракурса, растяжка тела и напряжение мышц. Напряжение, в конкретных ситуациях, быстрых и медленных мышечных волокон. (Медленные волокна обладают низкой скоростью сокращения и максимально приспособлены к выполнению продолжительной непрерывной работы. Циклические "многоповторные" движения (марафонский бег, плавание, велосипед). Быстрые мышечные волокна способны к высокоинтенсивной, тяжелой, но кратковременной работе. Быстрые "взрывные" движения (тяжелая атлетика, спринтерский бег, боевые искусства)). Спортсмены!

Осталось совсем немного. Художник знал, что не все референсы совпадают с эскизами. Есть и конкретные позы и мизансцены, для которых «готовую натуру» не найдешь. Старая добрая видеокамера всегда под рукой! С актёрской игрой проблем нет. Движения должны быть «ЧЕРЕЗЧУР». Гипертрофированные. Выразительные! Чтобы получить выразительность в жестах, мимике, динамике – нужно переигрывать! Чувствовать движение! Прогнуться больше, чем нужно, отклониться сильнее, чем надо, крикнуть громче, чем в жизни.
Всё это веселье «перенеслось» в компьютер. И повторился процесс выдёргивания скриншотов.
Более целенаправленный и конкретный. Круг сузился!

И уже на основе этого выполняется бодрый боевой поиск. Уже в эскизах. И уже под конкретную композицию с конкретными мизансценами.

Над каждой мизансценой кропотливая работа. Подбор поз взаимодействующих друг с другом, и «задевающих» окружающую среду. Подбор парных мизансцен, которые могут дополнять или срезать друг друга, в зависимости от сюжета и композиции. «Набивка» базовых жирных фигур (форма-образ-характер), по которым, через «муар», прорабатываются детали.

Заливки, тона, штрихи – всё идёт в базу. Основа уже должна играть! Фигуры людей для художника всегда были важнее. Он выстраивал композицию таким образом, чтобы пустоты были минимальными. Декоративный дух реализма - намек на символизм. Ковер из тел! Архитектура второстепенна на фоне бойни. Подложка для постановки ожесточенной резни! Искажение «перспективных излишеств» в угоду выразительности композиции. (У Сурикова в картине «Утро Стрелецкой Казни» башни Кремля и стена – кривые все. Пластилиновые. И всем плевать на это. Картина о людях. Был бы он архитектором, нарисовал бы Кремль и площадь «правильно». Без людей! А зачем они? Главное стенка ровная! «Критика-архитектора» заткнул, а мы остались бы без шедевра.)

Чтобы облегчить процесс и не запутаться в последовательности, художник, привычным ему «чутьем», сразу разделил планы. Уже на стадии эскизов. Многофигурная картина – это конструктор. Как говорится – «Для простоты надо упростить». Не нагромождать планы десятками, а емко и понятно для себя обозначить основу. Первый план, второй и «задник». И отталкиваться уже от них. Какой-то расширить, какой-то сжать, убавить, добавить и т.д. С каждым планом работаем отдельно, но следим за гармонизацией остальных планов, относительно того, который правим. И, если нужно, подгоняем под него остальные.

По сюжету вектор направления понятен. Композиция строилась под описание.

Особенно помогло художнику то, что он уже знал правильные ощущения. В Чичен-Ице нельзя было подняться на большую пирамиду, а вот на те, которые поменьше, было можно! Воровато оглядываясь на туристов, мелкими гаденькими шажками он просеменил к дальней, которая наполовину была в «джунглях». С трепетом он сделал шаг на первую ступень основной плиты! И всё. И мир исчез. Он был ТАМ ! Что за энергия хранилась в этих камнях? Что за память там была? Но на него обрушилась целая эпоха, которая осталась жить на пирамидах. Причем очень и очень хорошо сохранившихся ! Даже глаза не нужно закрывать. Прошлое глушило настоящий мир, который уже не казался таким реальным ! То, что там «БЫЛО», было реальней того, что сейчас «ЕСТЬ»! Время прыгнуло назад. Воздух стал с привкусом стали, крови, жирно-сочной зелени тропических лисов и остро-кислым запахом «голубой агавы», из которой делают текилу. А в ушах уже завывал койот и, похрипывая, рычал ягуар. Забравшись выше, художник нервно сглотнул. Запах крови явно перекрывал все остальные. Осторожно он поднял голову… Чуть выше, в центре площадки, возвышался жертвенный алтарь, на котором распрощались с жизнью многие тысячи… людей… В фильмах не так страшно… Даже спустя века, этот алтарь был готов принять новые жертвы. А за ближайшей колонной притаился жрец, поглаживая свой обсидиановый нож… где-то там, хотелось верить, в прошлом. Которое (казалось, стоит не так вдохнуть-выдохнуть) готово стать настоящим и реальным.

Подняться, встать рядом с ним, дотронуться до него…
Ах-Пуч остался доволен…
Базовая цветовая «подслойка» давалась легко и с удовольствием. Стоит обратить внимание на её тон. Она темнее оригинала. По закону «от крупного к мелкому» работа с цветом аналогична. Темная база позволяет высветлять детали. Процесс покраски строится на проявлении бликов, рефлексов, полутонов. Это позволяет лучше чувствовать объем. «Выпуклость» объектов. Мы выводим свет на поверхность, из темноты. «Книжка-раскраска».

Это ещё один способ, который приучает не бояться ошибок. Даже выходы за контур не страшны. Особенно если такие «случайные» выходы гармонизируют пространство. Вписывают объект в среду. Связывают все детали и формы в единый цветовой «механизм». Как можно бояться того, что хорошо работает?

Нельзя бояться! Есть такой закон – «Чего боишься, то и происходит». Наше подсознание очень хорошо его знает и дает телу сигналы неуверенности. Страх – это напряжение. Отсутствие страха – расслабление. Страх – от невежества. От незнания! Все саспенсы кинематографа построены на этом чувстве. Герой заходит в темную комнату. Ничего не видно, тревожно, «что там ?!», беспокойство и..страх. Стоит включить свет в комнате и все становится видно. Страх исчезает, потому что герой теперь знает, что в этой комнате находится. Он видит это. Простой пример: вы заходите в свою комнату при выключенном свете. Вы её хорошо знаете, и неуверенности нет! Стоит вас запустить в незнакомую комнату, при таких же обстоятельствах, чувство неуверенности будет преобладать. А если вам скажут, что возможно в этой комнате притаился какой-нибудь Пеннивайз, тревога станет страхом, страх ведет к панике, которая «отключает мозг». Вместо того, что бы найти включатель освещения, ваш организм, включив «чувство самосохранения», выбежит из комнаты и захлопнет дверь! И не важно, есть там пеннивайзы или нет. Психика сама всё придумала и сыграла по своим правилам! ЗНАНИЕ УПРАВЛЯЕТ ЧУВСТВОМ СТРАХА!
Теперь вам легко перевести это на процесс обучения рисованию. Надеюсь, подсказки уже не нужны. Smile Знание, опыт, навык (практика), расслабление и удовольствие от процесса, побеждают страх, неуверенность, боязнь ошибок, напряжение и стресс!

А тем временем, художник, с чувством глубокого удовлетворения, продолжал «купаться» в базовых цветах. И поверьте, он получал от процесса большой кайф потому, что не боялся сделать что-то не так Smile.

Творчество – это движение. Много приходится добавлять по ходу работы. Художник особенно любил именно такие моменты! Забегая вперед, мы можем увидеть, как в «уже почти готовую» композицию добавлялись элементы. В графике это не сохранилось, по этому пример из «поздней» стадии. Возможно, что-то нужно было добавить, проработать, заменить.

Чтоб вкусней было. Smile

Порой, художник, насмотревшись на мастеров прошлого, любил передавать в своих работах «приветы» другим людям, которые вдохновили, повлияли или что-то подсказали. Начиная от автопортретов в массовке, заканчивая элементами из других работ (особенно такие «пасхалки» любят использовать в кино).
Одним из вдохновителей стал великолепный живописец Augusto Ferrer-Dalmau! Его исторические батальные полотна невероятны! Не поленитесь, найдите и посмотрите.
С уважением и благодарностью художник перерисовал, с небольшими изменениями, «солдата» из эскиза Augusto, и вставил на уже почти готовое полотно. ( В «РАЗЛОМЕ», кроме портрета Д. Яшанькина, есть пасхалка из сериала «Спартак». Кто найдёт, тот будет большой молодец! Smile).

Одна из «пасхалок-автопортретов» особенно поражала художника ещё в юном возрасте. На картине К. Брюллова «Последний день Помпеи», молодой Карл Палыч нарисовал себя в образе художника, который убегает от извергающегося Везувия. На голове его увесистый ящик с инструментами художественного промысла. Возникает два вопроса. Впрочем эти два вопроса можно считать за один. Как этот большой и тяжелый ящик держится на голове без помощи рук ? И на чем держится ? Пышная прическа художника даже не помята! И ящик её не касается вообще! Телекинез! Я не знаю истинных причин, по которым Карл Брюллов решился так пошутить. Возможно в этом есть какой-то смысл.
И вообще, честно говоря, вся картина имеет мало общего с реалистической живописью, к которой её многие ошибочно причисляют. Это образец классицизма Итальянской школы. Чистые, идеальные тела «застыли» в театральных позах «античной трагедии». Никакой грязи, синяков, рваных тряпок, обожженных тел, царапин и т.д. Нет хаоса, ужаса, безысходности и драмы. Красивый идеальный «натюрморт» из актеров, играющих на сцене, декорациями к которой служит полотно с нарисованным вулканом, растянутое на заднем плане. Лучший и Великолепный образчик романтического классицизма! НО НИКАК НЕ РЕАЛИЗМ!

Тем временем наш художник уже приступил к детализации.
Ещё один этап работы, сравнимый разве что с медитацией на восторг! Почти каждый художник очень любит этот процесс. Когда в базовом раскладе всё уже выстроено, отшлифовано, исправлено. Остаётся только красить-рисовать, красить-рисовать… не думая, слушая музыку, наслаждаясь кропотливой прорисовкой мелочей, всяких деталюшек, рюшичек, пёрышек и т.д.
Хочешь, мурлыкай под нос песенки из мультиков, хочешь, ори хеви-метал, хочешь… все можно фоном! В такие моменты забывается обо всём вокруг. Художник уходит в картину! Залезает в неё с сапогами, и исчезает там. Не дозовешься.

Постепенно база обрастает мясом.
Всплывают детали, которые хочется «отлакировать» по полной программе. Зритель этого не замечает, а художник этим живет! Воин-майянец, обсидиановым ножом режет горло конкистадору, который от жадности уже не видит ничего вокруг. Рука должна держать рукоять правильно ! Динамично и естественно! Художник бросается за фотоаппаратом! Десяток быстро отснятых вариантов! Натура готова! Скорей её родимую на холст! Легкости не хватает… ничего страшного. Есть основа, а пальчики «установим» уже в процессе!

Фактурку на металл! Выпуклые блики крови, туго стекающей по кирасам и телам. Точечный блеск клинков на силуэтах. Крой одежды, порванной в схватке. Озверевшие, испуганные, вдохновленные борьбой за жизнь и местью лица. Тут сам, там нужен референс, тут опять сам, поглядывая на примеры. Все нужные, на данном отрезке работы, фото и картинки уже скопились на «холсте». На них легко перепрыгивать взглядом, выдирая нужные куски. Десятки слоёв уже «слиплись» в основные, разделенные только на основные планы. Это будоражит, вдохновляет и пинками гонит ещё глубже в работу!

Размер полотна ОПТИМАЛЬНЫЙ! Он не идёт в печать. Он мобильный, быстрый, не жрёт память, не оставляет «минутный» тяжкий шлейф от кисти. На таком размере удобно работать с деталями, массами, слоями. Вертеть, крутить как угодно.

Как так? Почему такое многофигурное полотно так мало весит? Потому что для «интернет-арта» здесь оптимальное соотношение пиксельного размера к «разрешению» экрана. Всё просто и удобно. Рабочий масштаб в 200% позволяет отрисовывать пёрышки на перьях без пиксельной дроби.
Даже на начальном этапе, где количество слоёв перевалило за 70, арт весил не больше 100 мб. Был мобилен в любом процессе и при любой обработке. Больше – не значит лучше. Конечно можно «протащиться» от 500% увеличения масштаба, но тогда извольте увеличить количество пикселей размера. Не сантиметров и миллиметров, а пикселей ! И будет счастье для любителей прорисовывать волоски волосков перьев Smile.

А картина продолжает обрастать фактурой.
Художник создает свой мир, по образу и подобию задуманного! Каждый этап на своём месте.

И не удержать уже коней. Сон – фигня! Еда – помеха! Процесс превращения «залитой базы» в детальность – волшебен! Нет «лишней» работы! Естественность движений без «натяжки». Характеры, судьбы. Пусть не всех персонажей, и пусть не так глубоко, но можно передать. Написать их. Писатель – словами, художник – красками. Морфология естественна. Должна такой быть. На любых объектах. Есть различные значения этого слова в разных профессиях и ремёслах. Но для художника… Морфология это – совокупность естественных элементов, из которых состоит объект. Индивидуальная форма, характер, качества присущие ему, цвет и атрибуты. Новый чайник и старый чайник – суть разные морфологические объекты. Новый чайник блестящий бок, красивый ровный носик, лакированная ухватка. Он сияет молодостью. Готов кипятить и воду и глинтвейн. Упрямый и довольный предстоящей жизнью. Старый чайниктусклые бока, помятые, поцарапанные. Ржавчина подбирается. Остатки гари, масел. Вместо сломанной ручки-ухватки толстая проволока, обмотанная тряпкой. Он отживает своё. Ещё может кипятить. А хочет ли ? Оставшийся кусок жизни проведёт на свалке металлолома. Оба чайники. А морфология у каждого своя!

Персонажи уже живут своей жизнью. Яркой, сочной, страшной, фактурной! Было – стало – будет! Пусть это не кончается! Как хорошее кино, когда во время сеанса боишься на часы смотреть, когда ловишь каждую секунду, каждый кадр – только бы не кончалось!

И вроде бы всё уже. Все нарисовано. А взгляд всё ищет, куда бы поставить последний штрих. Где бы ещё разок мазнуть краской. Какое коварное «сцуко» это время! Вот вроде только начинал, весь кайф был впереди. Предстояло бесконечное наслаждение, труд, удовольствие. Редкие перерывы на отдых, только лишь для того, чтобы глотнуть воздуха и нырнуть опять в свой мир ! Купаться там! Утонуть и не вылезать. Стать ихтиандром и остаться в этой пучине. Закрыть работу! Уйти спать, в надежде, что наутро снова найдётся что исправить, дополнить… лишь бы не кончалось это…. А потом… последний выдох. И... финал…  .

Как же ВСЁ ЭТО напоминает жизнь…

Разные люди будут смотреть его работу. Ругать, хвалить, обсуждать. Но художник уже ушел. А картина осталась. Художник «переродился» в другой «жизни». Которая так же начнётся со сбора материала, обучения, с посещения места событий. Снова будет борьба с морфологией, анатомией, базой, натурой, цветом… . Но это уже будет другая жизнь! Другая картина! Новая!

«… останусь я в живых или погибну – надеюсь, мир просуществует достаточно долго и этот дневник попадёт к вам. Я прожил свою жизнь свободным от компромиссов и вступаю в смертную тень без жалоб, без сожалений.» 
Дневник Роршаха... последняя запись. 1-ое ноября.
«…Этим вечером в Нью-Йорке погиб Комедиант..»

Официальная группа ЛЕО ХАО в ВК.

4108 Автор:
Актуальность: 718
Качество: 725
Суммарный балл: 1443
Голосов: 25 оценки

Отзывы посетителей:

аватар
 
Датон 18 0

Супер. 

аватар
 
Сингулярность16 11 2

По мне так шедевр) сложнейшая работа, детализированная, короче заставляет сесть и изучать каждого персонажа в отдельности)

аватар
 
filpavel 8 0

Главное сапоги не забыть забрать :)

аватар
 
filpavel 8 0

До Верещагина художнику еще далеко. Но потенциал есть

Зарегистрируйтесь, чтобы добавить комментарий.
Эту страницу просмотрели: 4108 уникальных посетителей